Активная миссионерская деятельность

Он перебрался на материк, где вместе со своими сподвижниками раз­вернул. Его уси­лия принесли свои плоды: к концу 20-х годов в Китае, Индии и Бирме было основано несколько храмов Ни­хондзан мёходзи. Особенного успеха Фудзии добился в Северо-Восточном Китае, куда после захвата этой территории японской военщиной переселилось довольно большое число японцев. Однако постоянное давление со стороны высшего армейского офицерства, с которым Фудзии вынужден был поддерживать контакты, заста­вило его внести весьма существенные изменения в свою проповедь, в которой все больший акцент делался на идеях шовинизма и паназиатизма, культе императора. В 30-х годах он стал безоговорочно выступать в под­держку императорской системы, резко критиковал тех, кто ставил под сомнение тезис о «священности и непри­косновенности» личности императора. В этом смысле он практически ничем не отличался от Танака Тигаку или Хонда Ниссё  Нихондзан мёходзи оказалась косвенно замешанной в провокации, послужившей поводом для ввода япон­ских войск в Шанхай в 1932 г. Дело в том, что в резуль­тате спровоцированного военщиной выступления жите­лей города погиб один из находившихся в Шанхае мона­хов Нихондзан мёходзи. То, что именно он стал жертвой провокации, было простой случайностью. Но далеко не случайно, что проповедь Нихондзан мёходзи, хотя и в меньшей степени, чем взгляды Танака и Хонда, стали идеологической базой деятельности крайних национали­стов. Ярые милитаристы, ультраправые и фашиствующие элементы, вписавшие немало мрачных страниц в исто­рию Японии, особенно в 30-е годы, охотно брали на во­оружение идеи нового нитирэнизма. Чем же привлекал Нитирэн этих людей, идеологию и практику которых нельзя охарактеризовать иначе как проявление крайней реакции в общественно-политической жизни Японии? Что черпали они из наследия Нитирэна? Чтобы ответить на эти вопросы, следует хотя бы бегло остановиться на таких одиозных фигурах довоенной истории Японии, как идеолог японского фашизма Кита Икки, один из главных режиссеров провокации 18 сентября 1931 г., приведшей к захвату японской военщиной Северо-Во­стока Китая, генерал Исивара Кандзи, идеолог терро­ризма Иноуэ Ниссё и некоторые другие.

Добавить комментарий