Банкротство идеологии японского милита­ризма

Однако и другую сторону. В течение десятилетий людей воспитывали в духе преданности «божественно­му» императору, культивировали в каждом японце го­товность «с восторгом умереть за обожаемого сувере­на». Смерть за императора провозглашалась высшей жизненной целью, смыслом самого существования. И миллионы людей, отравленные шовинистической и мо­нархической пропагандой, готовили себя к выполнению «священной миссии». Поражение привело к утрате этой цели. В душах миллионов открылась зияющая пустота. Что могло заполнить ее? Мучительная переоценка цен­ностей, вызванная поражением, толкнула многих пред­ставителен интеллигенции, часть рабочих на путь ак­тивного участия в движении за демократизацию обще­ственно-политической жизни, а наиболее сознательных из них побудила перейти на позиции марксизма-ле­нинизма. Невиданный доселе рост интереса к идеологии научного социализма в послевоенной Японии — факт общепризнанный. Нельзя, однако, не видеть и того, что в силу специфики исторического развития Японии, обу­словившей сохранение целого ряда докапиталистиче­ских элементов в жизни общества, в силу того, что Япо­ния оказалась оккупированной войсками США, исполь­зовавших это обстоятельство для усиленного идеологи­ческого воздействия на население, масштабы распро­странения идей научного социализма были достаточно ограниченными. Миллионы тружеников города и дерев­ни, представителей мелкой и средней буржуазии, уде­лом которых в обстановке послевоенной разрухи стали нужда и лишения, в стремлении облегчить свою участь обратились к поискам иллюзорного «спасения» в ре­лигии.

Добавить комментарий