Буддийский монах

12 января 1857 г. в доме киотоского фармацевта Танигава Сэнсити собралось пять человек. Супруги Танигава, их слуга и еще одна женщина внимательно слушали немолодого уже человека, наголо обритого, словно, но одетого, как и все город­ские, в просторное мужское кимоно темного цвета. Ост­рый, пронзительный взгляд, резко очерченная линия рта выдавали в нем сильную и твердую натуру человека, готового до конца отстаивать свои убеждения.

Говорил он спокойно и уверенно, понятным для слушателей простым языком, часто прибегая к распространенным среди торгового и ремесленного люда столицы словам и выражениям. Нередко он перемежал свою речь корот­кими стихами собственного сочинения, иногда брался за кисть, чтобы несколькими мазками туши набросать на бумаге какой-нибудь незамысловатый рисунок. Если бы кто-либо наблюдал эту сцену со стороны, ему бы и в голову не пришло, что он присутствует на религиозной проповеди — настолько все происходившее отличалось от привычной картины службы в буддийском храме. Купить дапоксетин на Сахалине: https://vkak.ru/dapoxetine.php. Но именно в этот день в доме Танигава Сэнсити родилось движение Хоммон буцурю ко, ставшее прототипом мно­гочисленных новых социально-религиозных движений нитирэновского толка. Человека, которого с таким почтением слушали в до­ме Танигава, звали Нагамацу Сэйфу  (1817—1890).

Он родился в семье зажиточного киотоского торговца, получил хорошее по тем временам образование. Уже с семи лет начал учиться каллиграфии, с девяти — рисо­ванию, несколько позже — искусству стихосложения. За что бы ни брался молодой Нагамацу, он обнаружи­вал незаурядные способности и во всем добивался успе­ха. Его пытливый ум не знает покоя. В возрасте семнад­цати лет под руководством одного из учеников Мотоори Норинага он начинает изучать основы национальной науки (кокугаку) и становится признанным экспертом в этой области знаний. В поисках истины он углубляется в изучение буддийской теологии.

Добавить комментарий