Использовании Нитирэна в идео­логической борьбе

Ведь вла­сти в не меньшей мере, чем Хонда и его сторонники, были заинтересованы в. В 1922 году, отмеченном новым подъемом рабочего, крестьянского, общедемократиче­ского движения, созданием Коммунистической партии Японии, ряда демократических организаций, такая задача становилась все более настоятельной. 700-летие со дня рождения Нитирэна, исполнившееся в 1922 г., было удобным поводом для того, чтобы отблагодарить его, хотя и с многовековым опозданием, за «заслуги» перед троном. В действительности же речь шла о признании заслуг отнюдь не Нитирэна, а тех, кто спекулировал его именем и манипулировал его идеями в интересах правящих кругов. Любопытно признание тогдашнего министра императорского двора Макино Нобуаки, который в письме к Хонда откровенно писал, что власти пошли на пожалование Нитирэну титула «дайси», побуждаемые необходимостью обеспечить правильное руководство идеологической жизнью, основываясь на религии, отра­жающей «здоровые идейные позиции» Пожалование Нитирэну титула «дайси» способство­вало ускорению представления о нем как о человеке, якобы посвятившем себя служению императорскому трону. «Подвижник Лотосовой сутры», ставивший авто­ритет «истинного Закона» выше всякой власти, превра­тился в прелата, с благодарностью принимающего поче­сти из рук правителей Великой японской империи. За этим шагом последовали и другие. В 1924 г. распоряже­нием правительства находившемуся в ведении Нитирэн сю учебному заведению было присвоено название Уни­верситет Риссё, которое оно носит и поныне. В 1931 г. по случаю приближающейся 650-летней годовщины со дня смерти Нитирэна император пожаловал храму Икэгами хоммондзи, где скончался Нитирэн, исполненную им собственноручно каллиграфическую надпись «Риссё». В октябре того же года она была помещена в головном храме Нитирэн сю — Куондзи на горе Минобу. Этот символический акт наряду с пожалованием Нитирэну титула «дайси» официально закрепил линию на исполь­зование нитирэнизма в интересах правящих кругов Япо­нии. Теперь уже не только в трудах Танака, Хонда, их учеников и последователей, но и на официальном уровне Нитирэн был признан поборником взглядов, составляв­ших ядро официальной идеологии. Не менее символично и то, что все это происходило в период, когда Япония быстро катилась к войне.

Добавить комментарий