Конечная цель приверженности «истинной вере»

Какова же т. е. Сутре лотоса? Разумеется, спасение, которое понималось как «обретение сущности будды». В этом проповедь Нагамацу ничем не отличалась от традицион­ной трактовки концепции буддийского спасения. Но действенность веры, ее «истинность» должна быть дока­зана на практике. Свидетельством того, что человек является истинно верующим, служит исцеление от болезней, исполнение его желаний, обретение различ­ных земных благ. В соответствии с таким подходом понятие «земные блага» Нагамацу обозначал не обще­принятым термином «гэндзэ рияку», а словами «гэнсё рияку» («блага, существование которых доказано на практике»). По Нагамацу, человек становится истинно верующим лишь после того, как на собственном опыте или опыте близких ему людей убеждается в конкретных результатах веры. Пока он не получил того, чего хотел, вера не родится, и никакие проповеди и увещевания тут не помогут Таким образом, для Нагамацу, точно так же как и для Нитирэна, обещания земных благ — не более чем средство привлечения людей заурядных, невежествен­ных, находящихся во власти низменных житейских интересов, на путь истинной веры. Но на практике подход Нагамацу означал прямо противоположное: для массы верующих приверженность истинному учению становилась средством обретения земных благ. Иными словами, то, что считалось лишь средством, превраща­лось в самоцель. Такая трактовка проповеди Нагамацу не была чем-то неожиданным, учитывая присущий японцам откровенно прагматический подход к религии. И Нагамацу сознательно акцентировал внимание на обретении земных благ, хорошо понимая, что только такая проповедь может вызвать отклик в сердцах его современников.

Добавить комментарий