Накануне буржуазной революции 1867—1868 гг

Хоммон буцурю ко оформилось как реформаторское дви­жение не только в рамках школы Нитирэн, но и буддиз­ма в целом, носившее ярко выраженный оппозиционный в отношении контролируемых властями буддийских институтов характер. В ряде аспектов это движение отличалось от возникших в XIX в. на базе синто и народ­ных верований новых религиозных групп. В отличие, например, от Накаяма Мики Нагамацу не ставил задачу построения идеального общества на основе своего веро­учения. Хотя он нередко критиковал богатых и тех, кто видел в образованности лишь средство к обретению богатства, негативное отношение к имущим в его про­поведи прослеживается несравненно слабее, чем в вы­сказываниях той же Накаяма Мики. Оно и понятно: ведь Тэнри кё и Хоммон буцурю ко опирались на разные социальные слои. В первом случае то было крестьян­ство, положение которого в последние десятилетия господства сёгунов Токугава становилось все более не­выносимым, во втором — горожане, прежде всего те слои, в недрах которых нарождался класс буржуазии. И тем не менее между Хоммон буцурю ко и преиму­щественно крестьянскими по своему социальному со­ставу новыми религиями много общего. Их роднит прежде всего посюсторонняя ориентация, обращенность к житейским проблемам, внимание к человеку с его зем­ными заботами, радостями и печалями. Общее для них и ориентированность на индивида в отличие от синто, представлявшего собой культ общины, и официального буддизма, освящавшего традиционную семейную си­стему. Их сближает и проповедь равенства людей неза­висимо от социального происхождения. Все это позво­ляет поставить Хоммон буцурю ко в один ряд с другими новыми религиями, представлявшими, бесспорно, демо­кратическое течение в идеологической жизни предре­волюционной Японии.

Добавить комментарий