Непримиримый враг демократии и социализма

Танака постоянно выступал как, не стесняясь в выражениях, поносил любые проявления пацифизма и антивоенных настроений. Его апологетика «особой миссии» Японии не знала границ. Он с готовностью оправдывал любую агрессивную акцию японской военщины. Так, после на­чала захвата Северо-Восточного Китая в 1931 г. Танака без тени смущения утверждал, что японская армия дей­ствовала с целью «защитить справедливость» и «постро­ить прочный мир», а посему она — «человеколюбивая армия… служащая инструментом милосердия»  В 1935 г. по приглашению командования япон­ских войск в Северо-Восточном Китае Танака совершил поездку по оккупированным районам, выступая с лек­циями на свою излюбленную тему — об «уникальной японской национальной сущности». Система взглядов Танака, стремившегося посред­ством своей интерпретации вероучения Нитирэна при­дать идеологическое обоснование культу императора и усилению шовинистических тенденций в политике пра­вящих кругов, получила название «чистый нитирэнизм» («дзюнсэй нитирэнсюги»). Именно эту идеологию имел в виду японский религиовед А. Саки, когда писал, что «нитирэнизм придавал японскому империализму своего рода всемирно-историческое значение, провозглашал служение ему высшей человеческой добродетелью» (38. С. 102). Кстати сказать, сам термин «нитирэнизм», ныне широко используемый для обозначения различных на­правлений религиозно-философской мысли, связанных с вероучением Нитирэна, впервые был введен все тем же Танака, который употреблял его в более узком смысле — для обозначения своей интерпретации догм выдающе­гося реформатора XIII в.

Добавить комментарий