Облек идеи Нитирэна в новые воинствующие одежды

С. Токоро отмечал, что Танака «» и именно он «несет от­ветственность за то, что в широких кругах общественно­сти сложилось представление об идентичности нитирэ­низма идеологии милитаризма (52. С. 73). С такой оцен­кой нельзя не согласиться. Танака по существу исказил взгляды Нитирэна, приспособив их к нуждам монархи­ческого буржуазно-помещичьего государства, в поли­тике которого, чем дальше, тем больше, усиливались милитаристские тенденции. Стремясь поставить свое вероучение на службу государственным интересам, Ни­тирэн видел реализацию этой задачи в обращении пра­вителей современной ему Японии в «истинную веру». Он не только был далек от их апологетики, но и резко критиковал их за приверженность «еретическим уче­ниям», в чем усматривал главную причину бедствий народа. Танака же безапелляционно объявил государ­ственное устройство Японии, сложившееся после рево­люции 1867—1868 гг., воплощением идей Нитирэна, хотя догмы государственного синто, составлявшие ядро официальной идеологии, ничего общего с вероучением реформатора XIII в. не имели. Искажал Танака и представление о личности Нити­рэна. В своих писаниях он уподоблял его верховному главнокомандующему вооруженными силами мира, объединенного Японией, саму Японию — его главной ставке, японский народ — его солдатам, ученых и про­поведников «истинной веры» — его офицерам и генера­лам Разумеется, подобные литературные упражнения находили сочувственный отклик в милита­ристских кругах.

Добавить комментарий