Руко­водители практически всех групп традиционных школ буддизма

Не видя иного пути для сохранения своих привилегий, стали служить монархическому буржуазно­помещичьему государству с не меньшим рвением, чем они служили сёгунам из дома Токугава. Буддийские монахи, пережившие эксцессы антибуддийского движе­ния, лезли из кожи вон, доказывая, что и при новом ре­жиме буддизм способен послужить на пользу государ­ству, как это уже неоднократно бывало в прошлом. Сре­ди буддийского духовенства большую популярность получили рассуждения о «государственной пользе буд­дизма», ссылки на то, что «защита буддийского закона равнозначна защите интересов государства» Именно в этот период буддийские круги при­няли концепцию «буддизма — защиты государства», на долгие годы, вплоть до поражения Японии во второй мировой войне, определившую их отношение к государ­ственной власти. Реализация указанной концепции нашла свое выра­жение в освящении авторитетом буддизма политики пра­вительства, безоговорочной поддержке буддийским духовенством официальной доктрины государственного синто и — особенно на первых порах — в активной борьбе против распространения «чуждого японскому национальному духу» христианского вероучения. В лице буддийских священников и ряда ученых из числа буддистов-мирян государственный синто нашел не менее ревностных апологетов, нежели сами идеологи официальной доктрины. Так, ученый-монах Дзёдо син сю отани ха Иноуэ Энрё (1858—1919), получивший широкую известность многочисленными трудами, содер­жавшими критику христианства, в своем верноподдан­ническом рвении доходил до утверждения, что импера­тор важнее народа, а посему сыновняя почтительность должна быть подчинена принципу верности трону.

Добавить комментарий