Вероучения Нитирэна

Мёсинко, возникшая в 1941 г., объединяла наибо­лее фанатичных адептов, отли­чавшихся еще большей нетерпимостью к инакомысля­щим, агрессивностью и бескомпромиссностью в отста­ивании ортодоксальной версии нитирэновской догмы, нежели члены Сока гаккай. Руководство Мёсинко об­винило Икэда в том, что он, поддавшись давлению извне, пошел на искажение вероучения Нитирэна, что для него успешное выступление Комэйто на выборах куда важнее, чем реализация идеи создания общенаци­онального алтаря, и что, таким образом, он поставил средство к достижению цели на место самой цели (19. С. 207). Выступление Мёсинко встретило поддержку со стороны духовенства Нитирэн сёсю, которое при этом руководствовалось не столько задачей сохранения чис­тоты вероучения Нитирэна, сколько стремлением в ка­кой-то мере ослабить свою зависимость от Сока гак­кай. И хотя впоследствии духовные лидеры Нитирэн сёсю, маневрируя между Сока гаккай и Мёсинко, неоднократно меняли свои позиции и в конечном счете поддержали курс Сока гаккай, с этого времени отноше­ния между Нитирэн сёсю и Сока гаккай стали заметно ухудшаться. Дело дошло до того, что в 1977 г. руковод­ство Сока гаккай запретило своим членам прибегать к посредничеству священников Нитирэн сёсю при от­правлении обрядов поминания усопших в дни чрезвы­чайно популярного в Японии праздника о-бон, побуж­дало совершать эти обряды в домах собраний и лекцион­ных залах Сока гаккай. В этих целях даже была учреждена в рамках организации должность служителя культа — кёси.

Добавить комментарий