Власть сёгуна и князей

Внешне все оставалось таким, каким было 100— 200 лет назад. казалась незыбле­мой. Страна по-прежнему была отгорожена от внешнего мира политикой строгой изоляции. Система жесткого контроля и мелочной регламентации всех сторон жизни населения позволяла сохранять феодальные порядки. Но японское общество было уже иным. Происходило быстрое преобразование его социально-экономической организации. Шло разложение натурального в своей основе крестьянского хозяйства. В процессе расслоения крестьянства выделялись зажиточные собственники и численно возраставшая масса обезземеленных и обез­доленных. Последние становились объектом жестокой эксплуатации владельцев появлявшихся в различных районах страны мануфактурных предприятий. Все боль­шую силу набирали торговцы и ростовщики. Повышал­ся интерес к хозяйственной деятельности некоторых князей, которые поощряли в своих владениях развитие торговли и промышленности. Процесс социально-экономических преобразований, шедший исподволь, но неудержимо, вызвал острый по­литический кризис режима сегунов. Контроль централь­ной власти над князьями слабел. В ряде княжеств проводились реформы, противоречащие политике сёгуната. Его режим подрывали участившиеся восстания крестьян и городской бедноты. Недовольство сущест­вующими порядками охватило практически все слои общества. Назревавший крах сёгуната был ускорен насильственным «открытием» Японии для внешнего мира. В 1854 г. под дулами орудий кораблей американ­ской эскадры сёгун вынужден был открыть несколько портов для торговли с США. Так был положен конец более чем двухвековой изоляции Японии.

Добавить комментарий