Взгляды нитирэнистов типа Танака Тигаку в дово­енной Японии

Они разделяли не только многие обществен­ные и политические деятели, но и представители куль­туры. Среди последних мы находим имя Миядзава Кэнд — зи (1896—1933), выдающегося поэта и писателя, чьи произведения для детей по праву входят в золотой фонд японской литературы. Миядзава вступил в Коку­тюкай в 1920 г. Влияние на него со стороны Танака Ти­гаку было исключительно велико. В одном из писем к другу Миядзава писал, что по приказу Танака готов «отправиться в ледяную равнину Сибири или в самое сердце Китая» (там же. С. 192). А ведь речь идет об очень добром человеке, искренне считавшем, что «в не­счастливом мире не может быть и личного счастья», о замечательном литераторе, гуманистическое творче­ство которого не имело ничего общего с апологетикой культа императора и «уникальной японской националь­ной сущности». И все же то, что Миядзава одно время оказался под влиянием взглядов Танака, вряд ли долж­но вызывать удивление. Жертвой пафоса и убежденно­сти, которыми были проникнуты выступления Танака, стало немало представителей мелкобуржуазной интел­лигенции, разочаровавшихся в духовных ценностях буржуазной культуры. Основоположник «чистого нитирэнизма» Танака Тигаку, внесший столь весомый вклад в практическое использование этой идеологии в интересах монархиче­ского буржуазно-помещичьего государства Хонда Ниссё, фашист Кита Икки, милитарист Исивара Канд — зи, террорист Иноуэ Ниссё — все они суть различные ипостаси облика Нитирэна — шовиниста и апологета монархии,— облика, который оформился на рубеже XIX—XX вв. и утвердился в последующие десятилетия. Но Нитирэн многолик. Оставался он многоликим и в описываемую эпоху, когда, казалось, все делалось для того, чтобы унифицировать представления об этом вы­дающемся общественно-религиозном деятеле так, как этого требовали интересы правящих кругов. Ярким сви­детельством служит деятельность Сэно Гиро (1890— 1961) и его современников.

Добавить комментарий