Японская военщина

После провокации в Северо-Восточном Китае в сентябре 1931 г. война стала реальностью. В политической обстановке описываемого времени любая попытка увязать нитирэновские идеи с общест­венной жизнью и политикой неизбежно превращалась в апологетику монархического буржуазно-помещичьего государства, а в противном случае пресекалась вла­стями. В этом смысле показателен пример Фудзии Нит — тацу (1885—1985). Для тех, кто знаком с послевоенной историей Японии, имя Фудзии Ниттацу ассоциируется с участием буддийского духовенства в антивоенном дви­жении. Хрупкую фигурку этого старого человека в ярко­оранжевой рясе с неизменной доброй улыбкой на устах можно было увидеть и на массовых митингах, и в рядах демонстрантов — повсюду, где происходили выступле­ния против милитаризации Японии, против американ­ских военных баз на территории страны, против ее вовлечения в глобальную стратегию империализма США. Несмотря на преклонный возраст, Фудзии Нитта­цу совершал длительные поездки за рубеж, был участ­ником ряда международных антивоенных форумов. Он снискал уважение в Японии и за ее пределами как убеж­денный пацифист, не жалевший сил и здоровья в борьбе за дело мира. Но прежде чем Фудзии Ниттацу стал та­ким, каким он остался в памяти людей нашего поколе­ния, он прошел долгий и нелегкий путь. В 1917 г. Фудзии основал Нихондзан мёходзи (Япон­скую буддийскую общину), членами которой были толь­ко монахи. Исходя из учения Нитирэна о единстве управления государством и «истинной веры», Фудзии в своих проповедях проводил мысль о том, что для пре­творения в жизнь идеалов Нитирэна император должен стать ревностным почитателем Сутры лотоса (53. С. 140). Разумеется, такие взгляды, шедшие вразрез с догмами государственного синто, не могли приветство­ваться властями. Фудзии вынужден был прекратить свою проповедь на территории Японии.

Добавить комментарий